С этих слов начинается одно из детских стихотворений Агнии Барто, датированное еще 1963 годом. Удивительно, но степень “эгоизма” детей и реакция на него взрослых полвека назад были такими же, как и сейчас. И лишь очень немногим людям, по-настоящему любящим и понимающим детей (а именно такой и была поэтесса), удавалось разглядеть за невыносимым детским эгоистическим поведением вполне серьезные оправдательные мотивы. Вот почему называется стихотворение, несмотря на звучную первую строку, иначе: “Но поймите и меня”. Вполне очевидно, какую реплику — обвинительную или оправдательную — Агния Львовна посчитала главной.

Самое трудное в нашей повседневной жизни — посмотреть на событияс точки зрения другого человека. Особенно если это человек маленький, “несерьезный”. Мальчик шумит, не думая об отдыхе маленькой сестренки. Носится по лестничной площадке, сбивая с ног соседок. Гоняется за девчонками, доводя их до слез. Но, с его точки зрения, иного выбора у него просто нет, ведь все эти “безобразия” продиктованы серьезными, а подчас даже благородными мотивами. Которых, к сожалению, окружающие не знают, да и не очень-то стремятся узнать, прежде чем накричать, наказать, запретить.

Я считаюсь эгоистом...
Я считаюсь эгоистом...

“Мой ребенок растет эгоистом”, -- можно услышать почти от всех родителей. Причем отнюдь не в сложном подростковом и более взрослом возрасте, когда приметы этого эгоизма становятся зримыми и бесспорными. Так может заявить и мама десятилетнего сорванца, и даже родители пятилетней девочки, которая не очень-то радуется по поводу появления в семье младшего братика.

Удивительно еще, что мы не обвиняем в эгоизме грудничков, хотя в их поведении все-все продиктовано обеспечением личного благополучия. Так почему же мы вполне понимаем и принимаем эгоизм маленького ребенка и не хотим понять оправдательных мотивов шестилетки? Наверное, потому, что рассуждаем так же примитивно-грудничково: был бы сыт, одет, здоров. А для ребенка-то главным в жизни уже стало совсем другое...

Светила психологии расшифровывают понятие эгоизм, как “мировоззрение, по которому единственным мотивом человеческих действий является стремление к личному благополучию, а также такой душевный склад, при котором это стремление поглощает все другие побуждения”. Но это эгоизм взрослый.

А детский эгоизм — штука особая. Это защитная реакция слабого, но разумного существа. До года ребенок заботится о собственном комфорте: тепле, пище, удобстве. И нам не приходит в голову называть это эгоизмом. От двух до трех лет для малыша самое главное дело в жизни -- игра. Тут уже можно пожертвовать и едой, и сном, и удобством — и это, как ни парадоксально, тоже нормальный возрастной эгоизм.

А вот зачатки “взрослого” эгоизма начинают прорастать в том возрасте, когда ребенок начинает осознавать свое “Я”. Для ребенка, который только-только осознал собственную личность и полностью сосредоточен на своем взрослении и познании окружающего мира, эгоизм есть естественное состояние, которое позволяет ему пропускать весь окружающий мир через свое еще не до конца изученное им “Я”. Ребенок практически с равным интересом и добросовестностью делает как “плохие” так и “хорошие” дела, не столько наблюдая реакцию других, как прислушиваясь к собственным ощущениям.

Не волнуйтесь, он, скорее всего, сделает правильные оценки. Только для этого нужно время и достаточное количество экспериментов. Мало кому из детей в душе понравится видеть слезы младшей сестры, огорченное лицо мамы или неодобрение пусть даже абсолютно посторонних людей. Каждый малыш, если только его душа уже не искалечена злобой “на весь свет”, старается быть хорошим, послушным, добрым. Он старается, даже если у него не очень-то получается сдерживать свою живость, напор, воображение или любопытство, толкающие его на “эгоистичные” поступки. И в этот момент, когда ребенок уже понимает, что делает плохо, но старается сдерживаться или, по крайней мере, испытывает угрызения совести, самым грубым и опасным было бы обвинить его в черствости, нежелании понять и эгоизме.

Я считаюсь эгоистом...
Я считаюсь эгоистом...

Вот тут и появляется повод и для озлобления, и для принятия навязываемого образа “эгоиста”. Что с меня взять, если я эгоист. Удобная позиция. Освобождает от ответственности, душевных переживаний, нелегких попыток сдерживать свои низменные инстинкты (воровство, ложь во спасение и т.д.). Такая “этикетка” вполне может ему понравиться, даже если ребенок поначалу и пытался перебороть себя.

Он не только скоро войдет во вкус, у него появится реальный повод... уважать себя. Еще бы. Будет так, как Я хочу, а не как велит мама (Марь-Иванна, правила приличия, школьный устав и т.д.). Его Я, с честью выдержавшее давление посторонних, растет и развивается акселератскими темпами. И вскоре затмевает собой все остальные жизненные ценности. Это худший вариант развития, приводящий к действительному взрослому эгоизму.

Я считаюсь эгоистом...
Я считаюсь эгоистом...

 Но этот вариант — далеко не единственный. В душе каждого растущего человека заложены “правильные” эмоциональные оценки на свои и чужие поступки. Доведя несколько раз (уж простите за одни и те же примеры, но так нагляднее) сестренку или маму до слез, и препарировав собственные неприятные ощущения при этом, ребенок навсегда закрепляет в своем сознании “запрет” на подобные действия. Это тоже диктат собственного комфорта -- только эмоционального. Если хотите, своеобразное извращение эгоизма. “Я не буду так делать, потому что Мне это не нравится.” Знакомая формулировка? А результат противоположный! Так внутренний эгоизм становится внешним альтруизмом. Человек помогает людям, животным, порой даже в ущерб собственным материальным интересам, не потому, что думает о них больше, чем о себе. Он просто оберегает Свой душевный комфорт.

Это две крайности. Но в жизни, как известно, абсолютные явления встречаются редко. Обычно же все люди обладают некоторой долей эгоизма. Так ли это плохо? В меру — хорошо. Многие положительные качества происходят от эгоизма: честолюбие - от самолюбия, упорство - от упрямства, осторожность - от трусости, даже любовь к своим детям и забота о них - от жажды собственного бессмертия.

Именно от собственного эгоизма (правда, в хорошем его смысле) многие великие люди вопреки интересам семьи выбрали собственный жизненный путь. А ведь это тоже эгоизм чистейшей воды! Ребенок же, полностью лишенный этого стержня, так и стал бы на радость любимой мамочке посредственным бухгалтером, юристом, учителем или представителем любой другой “почетной” профессии.

Но давайте, все же, не будем воспевать эгоизм. Многие родители подросших детей по своему горькому опыту знают: детский эгоизм — это не только благородное стремление к собственному профессиональному выбору. Тут и более приземленные запросы: бесконечные покупки, невзирая на материальное положение семьи, нежелание расставаться с ролью иждивенца, несмотря на совершеннолетие и т.д.

Я считаюсь эгоистом...
Я считаюсь эгоистом...

А вот в этом случае пенять приходится только на себя. Нет, не стоит думать, что вы не слишком ругали свое чадо в раннем детстве за эгоизм. Дело в другом. В самом отношении к нему и в поступках, которыми вы настойчиво, в течение долгих лет внушали ему, что его интересы — главные в семье. Разумеется, пока ваш малыш ползал по полу, вы, пожертвовав всеми остальными жизненными интересами, самоотверженно сидели рядом. Пока он учился в школе, вы, не думая о себе, “пахали” на износ, чтобы у него все было если не “самое-самое”, то хотя бы “как у всех”. Пока он рос и набирался сил, вы старательно подкладывали ему на тарелку лучшие кусочки и бережно несли ему первую клубничку. Разумеется, теперь ему просто невдомек, почему с приходом очередного дня рождения все в ваших взаимоотношениях должно кардинально поменяться: а именно, что у вас могут появиться какие-то другие интересы, кроме его обслуживания.

Как и все явления в нашей жизни детский эгоизм нельзя считать однозначно отрицательным явлением. Тем более, нельзя полностью сопоставлять его с эгоизмом взрослым. Чтобы понять, полезный или вредный эгоизм проявило ваше чадо в каждом конкретном поступке, придется спокойно и обязательно вместе с ребенком разобраться в мотивах. Даже в самых “вопиющих” случаях могут оказаться благородные мотивы.

Учитесь вместе с ребенком “хорошему” эгоизму. Пытайтесь совместить интересы своих “Я”, а не заставить одно из них подчиниться другому. Пусть он отстаивает свое мнение, но ищет для этого безболезненные для окружающих методы. И вы не забывайте о нуждах собственного “Я”. Поверьте, это далеко не всегда бывает во вред вашему обожаемому ребенку. Чтобы потом, через много лет, не говорить с горечью: “Мы ему все отдали, а он вырос эгоистом”.

Ольга МИХАЙЛОВА, психолог.