Февраль, двадцатые числа прошли. Странно, то, что ждут женщины каждый месяц, нет и нет. Первая мысль – беременна. Да нет же, – это не возможно. Мы с мужем не первый год уже в браке. Начинаю раздваиваться: ребёнок – это же прелесть, как же теперь я буду связана по рукам и ногам?

А если всё-таки будет ребёнок, то кто? Мальчик или девочка? Какие возникнут хлопоты? Чувство материнства для меня чуждо. Смогу ли справиться с такой ответственностью? Как отреагирует любимый супруг? Стоп, стоп! Сначала надо купить тест, а потом радоваться или расстраиваться.

Следующий день. Утро. Тест показал, что во мне появилась новая жизнь.

Не знаю, смеяться или плакать. Я счастлива, теперь я – почти мама. Нет точно мама.

Ведь мой организм уже сейчас заботится о нашей маленькой Крохе. Муж ещё не верит.

Это как-то обидно, но уже не имеет никакого значения. Так сильно я окунулась в будущее материнство, что точка зрения мужа стала для меня безразличной. Честно говоря, первое время счастливым будущим отцом его не назовёшь. Может, я и ошибаюсь. Плохо разбираюсь в психологии мужчин, она отлична от моей. Судить не буду, но ожидала более эмоциональной реакции. Полюбит, а может, привыкнет, или отцовство проснётся.

Началось интересное время. Лёгкая тошнота по утрам, хочу солёненького, хочу кисленького и хочу, хочу… Больше отдыха, больше воздуха. Стала на учёт в роддом. Самое ужасное – регулярная сдача анализов крови и ожидание очереди к участковому врачу. А так беременной быть не тяжело.

На седьмом месяце отправились в путешествие на море. Сменялась одна природная зона другой: леса, степь, горы и вот море. Такое тёплое и ласковое море. Чистый песок ласкает и греет ноги. Вода держит на поверхности. А фрукты? Им нет предела. Можно вырыть ямку и лечь на живот, что в обычных условиях беременной не возможно.

Отдохнула, как будто и не была беременной, даже танцы по вечерам не проблема.

На восьмом месяце экскурсия в другой город. Люблю бродить по старому городу, старые замки просто обворожительны. Так и хочется окунуться в прошлое, где предпочитают высокие потолки, дубовую мебель на высоких фигурных ножках, загадочное подземелье и картины с изображением бывших хозяев замка. Всё так таинственно.

Так незаметно подошёл мой срок к концу. Врач советовал лечь в роддом заблаговременно, чтобы избежать форс-мажора. Мол, сердце, почки и печень имеют проблемы и поэтому создают трудности появлению моего малыша.

Томило ожидание. Все вновь прибывшие рожают, а я всё жду и жду. Ровно пол месяца прождала момента, когда начались сногшибательные схватки – это буквально на ногах стоять не могла. Перевели в предродовую палату. Поставили капельницу с глюкозой. Как только боль слабела, прогуливалась вокруг стойки или наоборот – смутно помню, так было плохо, что теряла сознание и даже не заметила, когда начались потуги. Между потугами что-то снилось. Незаметно для меня подошёл врач, спросил:

- Как рожать будем: сама или щипцами достанем?

- Сама буду, – сказала ему уставшим голосом. Не могла и предположить, что сил никаких не осталось. Роды длились не долго, но напряженно: акушер что-то кричала в страхе, что я могу потерять сознание. И вот ребёнок передо мной в руках акушерки с вопросом:

- Смотри! Кто у тебя родился?

- Девочка? – я, почему-то, ждала мальчика.

С этого момента утвердилось моё материнство. Самая счастливая мама – я. Мой ребёнок звал меня два часа, разрабатывая свои лёгкие. Лежала, слушала со слезами радости на глазах, что родила и, если бы могла, то побежала бы к моему самому дорогому человечку на свете, чтобы утешить.

По телефону сообщила маме, кто родился. Потом позвонил муж и услышал, как плачет его доченька, когда её собирались везти ко мне в палату. Что чувствовал муж, узнать не удалось, но свекровь рассказывала, что он молчал и ничего не говорил, чем даже напугал её.

И вот я в палате одна со своей малышкой, которая спит, а я лежу на животе и любуюсь моей крохой. Тёмно-каштановые волосики покрывают её голову в виде коротенькой стрижки, будто кто-то постарался филировочными ножничками. Брови выведены тёмной тонкой стрелочкой. Длинные реснички украшают глазки. Маленький носик, а губки, – какая прелесть просто загляденье. Кожа у неё смугленькая, словно только побывала в солярии или больше, в салоне красоты. Наверное, все детки малюсенькие симпатяшки, но моя особенная – много кровей собралось в ней. От этого она ещё привлекательней.

Пошевелилась, ей что-то не нравится? Моя Асенька, так мы назвали нашу девочку, плачет, какая прёлесть у неё глазки - цвета тёмного асфальта. Прибежала нянечка с бутылочкой смеси. И вот птенчик спит, а я отдыхаю и планирую, как мне жить в новой роли...

Алёна Сула.