Своего первенца мы пытались зачать уже 3 года и столько же у меня в карточке стоял диагноз «Бесплодие». В ноябре я просто перестала измерять температуру и лежать березкой. И как по законам жанра в первый день задержки обнаружила слабую вторую полоску, с которой и началась наша история.

Не буду описывать все месяцы ожидания, скажу только, что они были очень приятными, хотя тревог и проблем хватало, я наслаждалась своей беременностью.

В 17 недель нам сказали, что будет мальчик, и мы стали обращаться к пузу по имени.

1 августа, ровно в 36 недель я позвонила врачу, с которой хотела рожать и договорилась на встречу на следующий день.

Встреча в роддоме прошла прекрасно, врач мне очень понравилась, осмотр, которого я очень боялась, прошел совершенно безболезненно. К моей радости шейка была укороченной и пропускала пол пальца. Мы договорились, что 18 августа я лягу на сохранение к ней в отделение.

Хочу сказать, что я всю беременность боялась родов и неоднократно обсуждала с врачем возможность родов посредством кесарева сечения, на тот момент мне казалось, что так будет лучше и для меня и для ребенка, но никаких показаний у меня не было. Как говорится, бойтесь своих желаний...

При возвращении домой я обнаружила выделения, но не стала заранее волноваться, потому что после ручного осмотра такое бывает. Через час выделения стали обильнее с примесью сгустков и я, испугавшись, стала звонить врачу. Мне предложили подъехать еще раз в роддом, если через пару часов не перестанет кровить.

В панике я дозвонилась до врача, которая вела беременность. Я ей очень благодарна, что тот момент она взяла ситуацию в свои руки и уговорила меня, дождавшись мужа, скорее ехать в роддом. В тот момент первый раз прозвучала страшные слова «отслойка плаценты»!!!!. Я дождалась мужа, он приехал с работы с другом и мы поехали.

Сумки в роддом уже были давно собраны но, честно говоря, я до последнего не хотела ехать, потому что выделения к тому моменту уже прекратились и врача, которая смотрела меня днем, уже не было на работе, а принять меня должна была дежурная врач.

Мы приехали в роддом и, просидев 40 минут в приемной, я зашла в отделение и показала медсестре свою прокладку - она посмеялась надо мной и сказала, что выделения пошли после осмотра, но врача вызвала. Надо сказать, что на тот момент в родах было 18 рожениц, а роддом вообще был закрыт для приема. Тем не менее, через 30 минут спустилась врач, осмотрела меня, и сказала медсестре срочно оформлять меня и на каталке отправлять в родовую на монитор.

Такого поворота событий я не ожидала. Вышла, отдала ошарашенному мужу сумки и вернулась в приемное отделение. Заполнили анкету, переоделась, клизму делать не стали, сразу положили на каталку и привезли в родовую. К тому времени там со схватками ходила уже одна девушка.

Подключили монитор, но во всем отделении не было бумаги для записи и акушерка пошла искать по отделениям. Я позвонила своему врачу и она объяснила, что меня понаблюдают ночь, а утром переведут в отделение патологии. Я успокоилась и стала следить за монитором. Сынок весь день активно пихал меня под ребра, сердцебиение было в пределах нормы.

У меня стала периодически тянуть поясница, к этому времени нашли бумагу и начали запись с монитора. С малышом стало происходить неладное. Когда у меня прихватывало поясницу, сердцебиение падало до 60 ударов, а потом поднималось до 200. Так я пролежала еще час. В 23-45 ко мне подошла врач, и посмотрев на результаты записи с монитора, стала производить осмотр. Было ужасно больно, я старалась глубоко дышать, но по лицу врача я поняла, что что-то идет не так.

Когда после осмотра она вытащила руку, и я увидела, что все в крови, меня начало трусить. Врач объяснила, что у меня началась отслойка плаценты и нужно срочно делать кесарево.

Меня полностью раздели, дали подписать бумаги на согласие проведения операции и привезли в операционную. Страха не было совсем - была уверенность что все должно быть хорошо. В правую руку поставили катетер и стали вливать лекарства. Пришел анестезиолог и предложил 2 вида анестезии. Я выбрала эпидуральную анестезию, о чем ни капельки не пожалела. Укол в позвоночник почти не ощутила, было только жалко малыша, потому что мне пришлось сложиться чуть ли не вдвое, а он все тарабанил меня изнутри.

Через 2 минуты началась операция, самый неприятный был момент, когда врачи попросили анестезиолога помочь выдавить ребенка, они все надавили на меня и в 00-15 третьего августа 2005 года я увидела моего малыша!!!!! Его положили на стол и стали обрабатывать.

Не было слез – эмоции ушли, была одна лишь мысль «Неужели это ОН???» Малыш был весь в первородной смазке и в первый миг показался мне белым. Первое, что я сказала, что он не похож на папу!! Это надо было такое сморозить!!! Зато все повеселились.

Мне поднесли его к лицу, спросили кого родила, я сказала что мальчика и его, закутав в одеяло унесли…. Потом меня дооперировали и, переложив на каталку, перевезли в реанимацию.

Не буду описывать послеродовое отделение, я пролежала 4 дня и выписалась под расписку, потому что у малыша были проблемы с дыханием и его перевели в детскую больницу.

Хочу сказать огромное спасибо врачу Салие Нателле Карловне и всей бригаде за профессионализм и за спасение моего сына и меня!!!!!